Музей Ингрии

Путешествие по королевской дороге. Карельское побережье. Часть 1

Начало февраля выдалось тёплое, холода прошли. Для многих такое время – повод для выезда за город: активного зимнего отдыха или просто возможность прогуляться, не отвлекаясь на морозы.
Вот и мы решили совершить небольшое путешествие в направлении Карельского перешейка. После недолгих споров решено было исследовать Королевскую дорогу (Приморское шоссе) в направлении Выборга. Отправной точкой нашего путешествия по Курортному побережью стал посёлок Ушково (Тюрисевя) западнее Зеленогорска (Териок), и завершился в городе Высоцк (Тронгзунд).


В первой части вояжа мы расскажем об интересных местах в западной части Курортного района, которая начинается от Зеленогорска и заканчивается у современной границы Курортного района в посёлке Смолячково.
Королевская дорога, по которой мы двигались, в свое время была одной из важнейших магистралей средневекового Шведского государства. Она проходила насквозь через Финляндию, Карельский перешеек, Ингрию и Эстляндию. Основная особенность этой дороги в том, что она протянулась по побережью Балтийского моря, огибая Финский залив. Дорога в этих местах начала строиться, вероятно, во второй половине XIV, или в начале XV века, когда были приняты шведские законы о прокладке сети дорог из Финляндии на юг, в Карелию. Впоследствии Королевская дорога стала шведской «федеральной трассой», так как её ремонт и благоустройство финансировались напрямую из государственной казны.
Вот по этой древней дороге мы и совершили свою двухдневную фото-экспедицию.

Город на смоляной речке.

Дореволюционные Терийоки


Хотя рассказ о городе Зеленогорске (Териоки) не входит в тематику статьи, это крупнейший город в окрестностях, и сказать о нём необходимо.
Сам топоним Териоки вероятно происходит от финского Tervajoki – смоляная река. В подтверждение данной версии, через Зеленогорск проходит речка под современным названием Жемчужная. Как и многие другие реки Карельского перешейка, она несёт в своих водах смолу. Отсюда берёт начало и её буроватый цвет.


Густав I Ваза

Густав I Ваза

кирха Преображения в Териоки Арест Antti Terijoki

С основанием города связано интересное и кровавое событие. В XVI веке освободившееся от Кальмарской унии шведское государство активно развивает свою торговлю и налаживает экономику, пострадавшую в прошедших датско-шведских войнах. Однако подъём экономики шёл не совсем гладко, и зачастую государственные интересы резко расходились с экономическими интересами шведских подданных. Так многие прибрежные жители Шведской Карелии, издревле промышлявшие рыболовством и вырубкой леса, в XV-XVI веках стали вести контрабандную торговлю с ганзейскими купцами, нанимались лоцманами, а иногда и попросту пиратствовали в акватории Финского залива. Природа Карелии весьма сурова, и близость моря с его экономическими выгодами давала хлеб и соль многим жителям прибрежной полосы. Но такая система не устраивала нового шведского короля Густава I Вазу, который всеми силами старался провести унификацию в новом государстве и усилил государственный контроль над экономикой. Исходя из новой королевской политики власти Выборгского герцогства выпускают против карельских рыбаков и мореходов прокламации, требуя прекратить преступный по их мнению промысел и явиться в Выборг на суд. Однако ушлые моряки и в ус не дули. Поскольку выловить их в Карельских лесах было не так то просто, они спокойно продолжали торговлю и промыслы в обход королевской казны. Лидером этой «концессии» был некто Антти из Териок, предприимчивый карельский мореход, под началом которого было несколько десяткой моряков. В конце концов конфликт достиг апогея и в 1548 году король лично написал письмо Выборгскому коменданту Магнусу Нильссону, в котором приказал выловить контрабандистов, а их вожакам, в том числе и Антти – отрубить головы. Пользуясь недавно проложенной королевской дорогой, отряд карателей выследил и настиг морехода Антти, когда тот возвращался с торгового рейда. Гибель отважного контрабандиста и стала датой основания Териок.
Сегодня в Зеленогорской кирхе Преображения господня можно ознакомиться с небольшой экспозицией, посвящённой истории города. Среди экспонатов есть картина современного художника, на которой изображена сцена ареста Антти, когда тот подошёл на ладье к берегам Карельского перешейка.
Примерно в это же время на побережье Невской губы возникают и другие населённые пункты, жители которых так же кормились рыболовством, добычей леса, а так же заморской торговлей. И первый такой населённый пункт после Териок – это посёлок Ушково (в прошлом Тюрисевя).

Западное курортное побережье

Берег Финского залива в Ушково

Берег Финского Залива в Ушково

Ворота на бульвар Корниш Бульвар Корниш
Ворота к бульвару Корниш

Курортная зона, продолжающаяся после Зеленогорска, гораздо менее исследована, нежели побережье между Зеленогорском и Сестрорецком. В то же время местность интересна как многими сохранившимися усадьбами, так и природными ландшафтами.
Посёлок Ушково располагается на широком пространстве от побережья до ж/д станции Ушково. Местность эта практически такая же древняя, как и Териоки. В середине XVII века здесь поселился богатый купец Матти Тюрисевя, а так же получил имение Выборгский епископ Бъюгг. Поскольку вотчина епископа освобождалась от повинностей, сюда стекаются из окрестностей карельские крестьяне и рыбаки. Вероятно, смышлёный епископ и его друг Матти приобрели здесь земли не просто так. Как уже говорилось выше, в XV-XVII веках на берегах Финского Залива процветала контрабанда, местные жители активной торговали с Ингерманландским берегом, а так же с ганзейскими городами в обход шведской казны. Те же цели могли преследовать новые хозяева Тюрисевя. В память о вотчине Бъюгга на гербе Ушково изображён кончик епископского посоха.

флаг Ушково

Современный флаг Ушково

В конце XIX века, после того как в Тюрисевя появляется железнодорожная станция, в деревню так же приходит дачный бум. Поселившийся здесь предприниматель и архитектор В.К. Орловский, основатель известного в те времена акционерного общества «Каунис и Тойвола». Общество скупило большинство земель в Тюрисевя и построило несколько десятков дач, в которых могли проживать летом именитые и богатые люди из Петербурга. Климат в Ушково очень мягкий, теплее чем в Петербурге, леса в основном сосновые или лиственничные, что очень благотворно действовало на уставших от большого города, или от болотистых равнин петербуржцев. Ряд дач сохранились до наших дней, другие же были разрушены в послевоенный период, а некоторые местные власти хотят вот-вот снести (например Белую дачу на территории санатория «Жемчужина»).

дача Морица (Синий дом) дача Ф.А. Корзухина (Чёрная дача) дача Роггенхагена

Важной особенностью ландшафта всей Королевской дороги является Балтийский уступ, который протянулся по всему побережью Балтийского моря и является напоминанием о древнем Литориновом море, охватывающем некогда большую часть северной Европы. В посёлках Ушково и Серово этот уступ поднимается особенно высоко, на 150-200 метров. Все основные дачи и усадьбы расположены на уступе, кроме того, с конца XIX века вдоль обрыва на деньги Орловского был проведён бульвар Корниш (от фр. Corniche, карниз). Проходя по живописному склону, среди сосен и лиственниц, можно познакомиться с такими необычными архитектурными строениям, как Чёрная дача, или заброшенный дом Роггенхагена. Конечной остановкой является гора Смерти в посёлке Серово, с которой мы вскоре так же познакомимся.

Обрыв

К слову, населённые пункты Курортного побережья отличаются от классических деревень или дачных посёлков. Здания здесь расположены глубоко в лесу и на значительном расстоянии друг от друга, во многих из них находятся санатории. Поэтому, двигаясь по Приморскому шоссе, можно не заметить, как один населённый пункт сменяется другим (повсюду виднеется лес с одиноко встречающимися царскими дачами). Так Ушково плавно перетекает в посёлок Серово, который имеет второе название – Ваммелсуу. Происхождение названия неясно, но предполагается, что корень Vammel имеет скандинавское происхождение.
Первым знаковым местом Серово, на которое обращают внимание все проезжающие – это Смерть-гора, которая виднеется справа от дороги. Осыпавшийся песчаный склон без труда узнаваем среди местного ландшафта.

Гора Смерти Современный вид с горы

Смерть-гора или гора Смерти является частью Балтийского уступа. В какой-то момент выдающийся склон осыпался, и с тех пор песчаная гора стала местной достопримечательностью. С ней связанно сразу несколько легенд. Первая гласит, что в середине XX века на горе погибли лыжники, катавшиеся по уступу и не увидевшие вовремя крутого спуска. Однако никаких документальных подтверждений гибели людей на горе не выявлено, в то же время пологий склон действительно пользуется популярностью у любителей санок, лыж и сноуборда.

Вторая легенда гласит о том, что у подножья Смерть-горы окончил свой жизненный путь прославленный лётчик Красной Армии Владимир Серов. Будто бы во время преследования финского самолёта его ЛА-5 вышел на таран и со всего маху врезался в вершину Смерть-горы. Впоследствии в честь героя Советского Союза посёлок Ваммелсуу был переименован в пос. Серово. Однако эта легенда вообще невероятна, так как Серов погиб у селения Хейнйоки, что под Выборгом, и никакого прямого отношения к будущему Серово он не имел. Равно как и Дмитрий Ушков не имел отношения к Тюрисевя, так как погиб на Мустоловских высотах, бросившись на финский ДОТ.

Лётчик Серов

Владимир Серов перед боевым вылетом

Противотанковые надолбы

Противотанковые надолбы

Хмурый дот

Один из дотов линии VT


В то же время, война заметно прошлась по здешним местам. Так, если прогуляться по Балтийскому уступу на запад от Смерть-горы, то можно столкнуться с передовыми дотами линии VT – Ваммелсуу/Тайпале, которые были построены в период 1941-1944 гг. ДОТы в окрестностях горы неплохо сохранились, так как не были взорваны, один из них полностью уходит в землю, где имеет два помещения.
Проехав Смерть-гору и основную часть посёлка, мы попадаем на развилку дорог у старого поста ГАИ. Здесь королевская дорога разветвляется, одна дорога ведёт в Рощино, вторая на Каменку, а основное шоссе продолжает путь через мост в направлении Приморска. В этих местах протекает одна из важнейших рек Карельского перешейка, незаслуженно забытая в наши дни. Это Чёрная речка – или Ваммельйоки. Чёрной её советская администрация назвала вероятно из-за того самого смоляного цвета, что встречается у многих других местных рек. В тёплое время года у этой реки постоянно дежурят рыбаки, так как Ваммельйоки довольно крупная по местным меркам, и несёт в себе проходную рыбу, в том числе лосось.

Ваммельйоки Река Ваммельйоки

Ваммельйоки - Путь святой Бригитты - Чёрная речка

св. Бригитта Шведская

святая Бригитта Шведская

В то же время Ваммельйоки имеет свою историю, о которой сегодня не многие помнят. Ещё в шведские времена река именовалась «путь святой Бригитты» и использовалась со времён викингов как торговый путь. Ещё в XIV веке река служила альтернативным способом попадания в Ладожское озеро, миную Неву. Путём святой Бригитты же река стала в честь католической святой, побывавшей в этих местах в середине XIV века.
Святая Бригитта жила в Швеции и прославилась основанием ордена бригиток. Будучи выходцем из богатого аристократического шведского рода, св. Бригитта не жалела денег и сил на постройку новых церквей и развития ордена. В настоящее время св. Бригитта считается покровительницей Европы. А её пребывание на Карельской земле связано с весьма любопытными событиями.
В 1348 году шведский король Магнус Эрикссон покупает в личное владение земли к северу от Серово (современный пос. Каменка). По легенде святая, бывшая с королём в дружеских отношениях, прибыла в Каукъярви (финское название Каменки), где и заложила церковь, впоследствии ставшей кирхой св. Бригитты (на данный момент церковь не сохранилась). Река же, по которой шёл корабль католической святой, с тех пор стала носить второе название – «Путь святой Бригитты».
Чёрная речка примечательна ещё и тем, что именно здесь, при впадении реки в море, по легенде, лишился головы контрабандист Антти, когда он вошёл в реку на своей ладье. Около бухты в устье реки его и поджидали конные всадники, прибывшие по Королевской дороге с указом Густава Вазы о казни карельского морехода.
Чёрная речка и в наше время идеально подходит для сплавов. Её быстрое течение компенсируется широким руслом. Сложности у сплавляющихся могут возникнуть лишь перед Приморским шоссе, где лежат булыжники – остатки старого разрушенного моста через Ваммельйоки.
Сразу за мостом Серово заканчивается, и переходит в посёлок Молодёжное (Metsäkylä – лесная деревня). Здесь по прибрежной полосе располагается ряд санаториев. Но путешественников заинтересует противоположная, «континентальная», сторона дороги, где раскинулся памятник царской эпохи – Марьина гора.

могила любви в Марийоки могила любви в довоенный период дача Картавцева на Марьиной горе


В этом месте располагалась усадьба действительного государственного советника Евгения Епафродитовича Картавцева. В настоящее время, к сожалению, усадьба полностью разрушена, а церковь, лежит в руинах. От прошлого осталась лишь Могила любви – крупный валун, воздвигнутый над захоронением жены хозяина усадьбы, писательницы Марии Крестовской, которая скончалась в 1910 году от чахотки. В настоящее время произведения хозяйки Марьиной горы почти никому не известны, в отличие от дореволюционной эпохи. В начале ХХ века в этих местах собирались литераторы, поэты и художники, в том числе такие величины, как Леонид Андреев и Илья Репин.
В период второй русско-финской войны Марьина гора была сильно изуродована в результате боевых действий. 12 июня усадьбу штурмовали советские войска, которые прорвали линию VT и двинулись вглубь перешейка. В результате, от усадьбы осталась лишь груда руин. Единственный практически полностью сохранившийся памятник Марьиной горы - это могила любви. Внушительных размеров валун служит как бы могильной плитой для хозяйки усадьбы, на камне выбита эпитафия, которую сделал любящий супруг для ушедшей из этого мира жены. Благодаря могиле любви Марьина гора до сих пор сохраняет свой романтический ореол, и доносит до нас дух русского серебряного века.
Последний пункт в Курортной зоне, который проезжают автомобилисты по пути в Приморск – это посёлок Смолячково (Lautaranta – плотовый берег).
Именно здесь с 1899 года проживал знаменитый академик, врач-невропатолог и психиатр Владимир Михайлович Бехтерев. В настоящее время усадьба Бехтерева «Тихий берег», где на протяжении многих лет отдыхал и принимал пациентов академик, реконструирована и являет из себя пример сохранения дореволюционной дачи в современную эпоху.
Правда до нашего времени дожила лишь так называемая “Маленькая дача”, Большая дача – в которой находилась приёмная академика, не сохранилась. Маленькая дача так же была близка к гибели, и лишь перестройка спасла эту усадьбу от полного разрушения.

Владимир Михайлович Бехтерев

Владимир Михайлович Бехтерев

Состояние маленькой дачи к концу 80-х годов дача Бехетерева в настоящее время сфинкс на берегу Залива

В 1991 году Сестрорецкий районный народный суд признал за Бехтеревым Андреем Петровичем (внуком В. М. Бехтерева) право собственности на усадьбу. В том же году Исполком Ленсовета принял решение о расселении её жильцов с целью устройства в усадьбе мемориального музея.
Начиная с этого времени, усилиями семейства Бехтеревых и при поддержке Психоневрологического института им. Бехтерева в усадьбе идут восстановительные работы. К 135-летию со дня рождения академика В. М. Бехтерева возле Маленькой дачи был установлен памятник работы известного скульптора Аникушина. Воссоздан внешний облик Маленькой Дачи, частично реконструированы интерьеры. Отреставрированы или воссозданы "Электростанция", "Лыжный и дровяной сарай", "Каретный сарай", "Водокачка". Частично возрожден "Большой Фруктовый сад". Восстановлена "Еловая аллея", посажены молодые ели взамен утраченных. Воссозданы главные ворота усадьбы с надписью "Тихий Берег". Предполагается восстановление "Большой дачи" и изваяния сфинкса на берегу Финского залива.
Хотелось бы, чтобы восстановление «Тихого берега» стало началом реконструкции всего дачного комплекса на западном Курортном побережье. Некоторые подвижки в этом направлении уже идут. Была реконструирована Чёрная дача в Ушково, ряд усадеб, переоборудованных под санаторские корпуса так же восстановлены. Но в то же время остаётся множество дореволюционных построек, находящихся на грани исчезновения, а некоторым из них необходима экстренная реставрация. Только так эта земля сможет сохранить непревзойдённую атмосферу курорта императорской Финляндии.

В следующей части нашего путешествия мы расскажем о дальнейшем путешествии по Королевской дороге, проходящей теперь уже по территории Выборгского района Ленобласти. Будет представлен рассказ о затерявшемся в снегах форте ИНО и истории маяка Стирсуддена. Но основная речь пойдёт о некогда цветущих прибрежных городах – о Бьёрке-Приморске и Тронгзунд-Высоцке.
Музей Ингрии

Запасной ключик к Йоханнесдальскому замку

Поскольку наша статья, посвящённая истории Дудергофского погоста привела к дискуссиям среди краеведческой общественности (в частности вновь поднялось обсуждение легендарного города Йоханнесдаля), то мы считаем необходимым упомянуть ещё один источник, который вновь доказывает - Йоханнесдалю - быть! Это карта Московии, а точнее отсканированая часть карты, на которой изображена только что покорённая Петром Ингерманландия (карта датирована 1706 годом). На карте мы вновь видим загадочный город, расположенный на пути из Копорья в Ниен, то есть вероятно стоявший на Нарвском тракте (будущее Таллинское шоссе). Кстати, интересным курьёзом карты является расположение будущей столицы Российской Империи - Петербург изображён на острове Котлин (вероятно шведские картографы в 1706 году ещё толком не различали местоположение крепостей Кроншлот и Санкт-Питер-Бурха, и случайно отправили последнюю на место будущего Кронштадта).

Nikon_beskuren Delisle, Carte de Moscovie, 1706, detail. - National library of Sweden, Atlas AF 11 nr 10. - Petersburg ville batie par le Czar is situated in an island far out in the sea.

Карта взята с шведского электронного каталога картографических документов, и относится к архиву Королевской библиотеки в Стокгольме.
Музей Ингрии

Барон Дудергофский Юхан Бенгтсон Шютте. Красносельский край под властью Швеции.

Древнейшая история Дудоровского погоста.

Дудергофский погост на карте Беренгейма (1676 год)

Дудергофский погост на карте Беренгейма (1676 год)

История Красносельского района богата яркими историческими страницами. Будучи одним из центром исторической Ингрии, этот край издревле привлекал различные народы и племена. Чаще всего люди селились в окрестностях Дудергофских высот, а так же на южном побережье Финского залива. Через наши земли прошли финно-угорские племена, такие как водь и ижора, с юга в XI веке приходят славяне-новгородцы. В то время Ингрия входила в Водскую пятину Великого Новгорода, которая в свою очередь делилась на погосты (аналог современных районов). Одним из таких единиц был Дудоровский погост. Центром погоста являлось старинное селение Ижорского плато – Дудорово (будущий Дудергоф, ныне пос. Можайский). Оно существовало с XV в. и находилось у южного склона Вороньей горы, вблизи Ореховой горы – самой высокой точки Ижорской возвышенности (176 м). Его название, очевидно, восходит к лопарскому (саамскому) слову «дуддар» и финскому «тунтури» - «горная местность» .
Во второй половине XV века поселение Дудорово принадлежало новгородскому боярину Богдану Есипову. Этот новгородский боярин владел у нас многими деревнями, составлявшими т.н. Есиповскую волостку. Однако близился закат Новгородской вольницы, усиливалось влияние московского князя Ивана III. Пользуясь недовольством новгородских жителей своим боярством, князь приезжает в Новгород чтобы «судить» по вечевым традициям (которые через год он уничтожит) неугодных ему бояр. Среди прочих, был вызван в Новгород и боярин Есипов. На суде против Есипова свидетельствовали собственные крестьяне. Обвинялся он в чрезмерном налогообложении, а так же в грабежах, которые будто бы совершали дворовые люди боярина. Были ли эти обвинения правомерными, мы уже не узнаем, но князь московский посчитал их весомыми. Есипова и нескольких других бояр одели в кандалы и увезли в Москву, где он и сгинул. Территория же Дудергофского погоста была отдана в кормление московским наместникам. Таким образом, наша земля перешла под управление государства Московского.

Шведское вторжение.

Густав II Адольф - король Шведский

Густав II Адольф - король Шведский

Юхан Бенгтсон Шютте - генерал-губернатор Ингерманландии, барон Дудергофский

Юхан Бенгтсон Шютте - генерал-губернатор Ингерманландии, барон Дудергофский

Шведские солдаты первой половины XVII века

Шведские солдаты первой половины XVII века

Всего сто с небольшим лет владела Ингрией Москва, уже со второй половины XVI века на арену выходит главный соперник русских в этом регионе – Шведское королевство. Этот северный сосед России достаточно долго находился вне большой политики. Лишь в начале XVI века Швеция получила независимость от Дании, разорвав Кальмарскую унию. Во внешней политике шведы стремились наверстать упущенное - территория Ингрии всегда входила в сферу их интересов. В результате нескольких разрушительных войн Швеции удаётся к 1617 году покорить всю территорию Ингерманландии. Московское государство тогда всё ещё не могло оправиться от последствий Смуты, вело войну на два фронта – со Швецией и с Польшей. Не имея военных ресурсов, Москва соглашается передать северному соседу свои Балтийские земли. Так и был заключён Столбовский мирный договор, по которому шведы «навечно» закреплялись на территории Ижорской земли. На деле же, немногим менее века будет существовать шведская провинция Ингерманланд, после чего будет завоёвана армией Петра.
В то же время, за тот небольшой срок, который довелось шведам властвовать над нашим краем, им удалось здесь кое-что обустроить, создав тем самым предпосылки для процветания Ингрии в последующие века. Одним из самых выдающихся правителей новой провинции стал Юхан Бенгтсон Шютте (1577-1645 гг.), личность для Швеции весьма примечательная. Будучи представителем бедного дворянского рода, Шютте сделал в начале XVII века головокружительную политическую карьеру, став высшим советником короля и генерал-губернатором Ингерманландии. Он обладал не дюжим умом и сумел закончить ряд немецких университетов, знал несколько иностранных языков. Вернувшись в Швецию, Юхан был нанят в качестве наставника молодого принца Густава, будущего короля. С тех пор дела Юхана Шютте пошли в гору, и вскоре после того, как ГуставII Адольф становится шведским королём, Шютте получил должность генерал-губернатора новых недавно завоёванных земель - Ингерманландии, Эстляндии и Ливонии. А чтобы закрепить губернатора в новоприобретённых провинциях, ему был пожалован титул барона и предан в личное владение Дудергофский погост (в 1624 году). Так начинается история Юхана Шютте как владетеля наших земель.

Шютте - Барон Дудергофский.

Путевой дворец Петра I, возможно перестроенная мыза Шютте Стрелингоф

Путевой дворец Петра I, возможно перестроенная мыза Шютте Стрелингоф

Укко-киви. Священный камень угро-финских народов на горе Кирхгоф

Укко-киви. Священный камень угро-финских народов на горе Кирхгоф

Церковь святой Троицы на горе Кирхгоф (довоенное фото)

Церковь святой Троицы на горе Кирхгоф (довоенное фото)

В наши дни следы шведского влияния в Ингрии обнаружить весьма затруднительно, однако, они прослеживаются как по сохранившимся памятникам, так и по названиям населённых пунктов. В этом смысле Дудергофский погост был при шведах достаточно обжитой территорией. Стоит отметить, что транспортная сеть нашего района начала складываться ещё в XVI веке. Две важные магистрали (тогда – небольшие, но проторенные дороги) становятся основой для расселения жителей – это Нарвский тракт (ныне Таллиннское шоссе) и Королевская дорога (ныне Петергофское шоссе). Не последнюю роль в дорожном строительстве сыграл Юхан Шютте, ибо ему приписывается создание транспортных артерий в Ингерманландии и даже первых почтовых станций.
Большое внимание новый владелец уделял вопросам религии. Будучи лютеранином, Шютте начинает внедрять в собственных владениях протестантскую веру. Неизвестно, была ли в новгородский период в Дудоровском погосте православная церковь, но ко времени Шютте, шведы столкнулись не только с православной верой, но и с языческими пережитками, носителями которых был ижорский народ. До сих пор на горе Кирхгоф (недалеко от пос. Можайский) можно увидеть два культовых камня, которым финно-угорское население поклонялось на протяжении сотен лет. Кроме того, гора Кирхгоф – лысая и, следовательно, может быть напрямую связана с шабашами, магией и языческими игрищами местного населения. Вероятно, для подавления языческого влияния Шютте заложил на вершине горы деревянную часовню, ставшую позднее кирхой святой Троицы. Другая кирха при Шютте находилась на территории нынешнего Красного Села, на том месте, где в 1828 году был построен Императорский дворец.Прихожанами были в основном финны-ингерманландцы, которых шведская администрация переселяла на наши земли взамен бежавших на юг и запад ижорян. Таким образом, при непосредственном участии барона был образован лютеранский приход Туутари, существующий по сей день.
Но не только религиозной деятельностью занимался Шютте. Будучи учёным, Шютте в то же время был хорошим администратором. Барон построил в нашем районе сразу две мызы , усадьбу Дудергоф (пос. Можайский) и усадьбу Стрелингоф(ныне - Стрельна).
Дудергофская мыза была вероятно совсем небольшой и служила второстепенным пунктом, в котором мог останавливаться барон. На шведском плане из атласа Дудергофского погоста, датируемого 1670-ми гг., обозначена усадьба с небольшим домом, скотным двором, лугами и пахотными землями. Располагалась мыза у подножья Вороней горы, у Нарвского тракта.
Совсем другой статус имела мыза Стрелингоф. Территория современной Стрельны в тот период относилась к Дудергофскому погосту, и в устье реки Стрелки барон выстроил свою основную резиденцию. Вокруг усадьбы был разбит сад и оранжереи, стояла домовая церковь. К реке Стрелке вёл искусственный пруд, на котором стояла водяная мельница. В устье реки была оборудована пристань.
А отличие от других памятников старины, мыза Стрелингоф вероятно не бесследно канула в лету. По мнению множества исследователей и краеведов, именно эту усадьбу Пётр решил переоборудовать в свой Путевой дворец. Если современную карту Стрельны наложить на шведскую 1670-х годов, то нарисованный на ней дом Иоганна Шютте совпадает с современным положением Деревянного дворца Петра Великого в Стрельне. На шведской карте хорошо виден всем известный пруд под названием "стометровка", бывший Карпиев пруд.
Интересную легенду рассказал генеральный директор ГМЗ "Петергоф" В.Знаменов. Когда после войны ремонтировали стрельнинский Деревянный дворец Петра, то под полом нашли старинный саркофаг с изображением гербов, в котором обнаружили находящееся в жидкости тело в старинной воинской форме. Вполне возможно, что это был один из потомков основателя Стрелингофа. В настоящее время Общество ревнителей истории Стрельны собирает сведения об этой легенде.

Загадочный Йоханнесдаль.

Йоханнесдаль. Ингерманландия. Картина Эдуарда Якушина

"Йоханнесдаль. Ингерманландия." Картина Эдуарда Якушина

С Дудергофским баронством Шютте связана ещё одна, пожалуй самая загадочная история. Речь идёт о легендарном городе Йоханнесдаль. На картах XVII века этот город указан к Западу от современного Красного села, на границе Ломоносовского и Красносельского районов. Легенда подтверждается германским путешественником Адамом Олеарием, который проезжал через этот город в 1634 году. Олеарий описывает строящийся город и сообщает, что городская церковь была почти достроена. Исследователи спорят, где мог находиться этот легендарный город. Одни утверждают, что Йоханнесдаль врос в Красное село, другие выводят его под Стрельну. В любом случае, это детище барона Шютте нуждается в серьёзном и планомерном расследовании.
Сам барон вероятно не успел достроить город, в 1632 в бою под Лейпцигом погиб его ученик, шведский король Густав II Адольф и карьера Шютте подошла к закату. Новая дворцовая партия во главе с Акселем Оксеншерной сумела добиться снятия Шютте с поста генерал-губернатора. Барон так же покинул и своё поместье. Последние годы он провёл в Швеции, способствуя развитию наук, и преподавал юриспруденцию в Уппсальском университете. Умер Юхан Шютте в своём доме в Уппсале 25 марта 1645 года, при этом оставаясь бароном Дудергофским.
Юхан Шютте сделал весомый вклад в развитие нашего района. Будучи, по сути, шведским завоевателем, он стал первым, кто начал облагораживать дудергофские владения. Достижения Шютте как генерал-губернатора (в особенности в области строительства усадеб и дорожных магистралей) были использованы впоследствии в петровскую эпоху, когда Ингерманландия вернулась в состав Российского государства. Так, сам того не желая, шведский наместник упростил нам освоение этой непростой территории с капризной и своенравной природой, и создал предпосылки для процветания Ингрии в последующие века.

Печать возле Тартусского университета, который Шютте основал

Печать возле Тартусского университета, который Шютте основал

Литература:

1. Александрова Е.Л. Санкт-Петербургская губерния. Историческое прошлое. Спб.: «Гийоль», - 2011, 790 с.
2. Вячеслава Мизин. Забытые священные и мифологические места Ингерманландии. Спб., - 2012, 216 с.
3. Андрей Сыров. Забытые достопримечательности южного берега Финского залива. Спб., - 2011, 319 с.